Майкор
Заводской сад
Каменка
Средняя школа
Река Иньва
Официальный сайт
Майкорское сельское поселение
Главная / О поселении

О поселении

Майкор

X-XVI вв.

ИЗНАЧАЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ

Посёлок Майкор расположен на левом берегу залива Камского водохранилища, образовавшегося на месте нижнего течения р. Иньвы. Прежнее его местонахождение указывали так: «село Майкор в 8 верстах выше по течению р. За́лоси [Небольшой левый приток р. Иньвы, идущий почти параллельно ей, попал в зону затопления], на левом берегу Иньвы».

Название поселения произошло от двух коми-пермяцких слов: мöй – бобр и кар – городище. Мöй, скорее всего, имя главы рода, основавшего городище. Оно могло закрепиться за человеком ещё потому, что бобр почитался тотемом [Животное, реже растение, от которого, по представлениям древних людей, происходит род; тотем признавался покровителем рода] рода. В этом случае название можно перевести как «городок Мöя (Мая)».

При Майкоре археологи обнаружили городище X-XVI вв., на котором жили предки коми-пермяков. В писцовой книге 1579 г. оно названо «Туманским городищем на реке Иньве». Вблизи городища находили золотой браслет с арабской надписью, серебряный сосуд иранского происхождения времен династии Сасанидов [Династия иранских шахов III-VII вв. Государство Сасанидов в VII в. завоевано арабами] и многочисленные медно-бронзовые украшения предков коми-пермяков VIII-X вв.

Городище расположено на западной окраине Майкора. Хорошо просматриваются ров и вал, но сама его территория оказалась застроенной усадьбами.

Вполне допустимо предполагать, что коми-пермяки жили в Майкоре с момента его основания. Подтверждается проживание коми-пермяков и особенностями речи местного населения, на которые обращали внимание в XIX в.:

«В приходе Майкорском хотя и нет истых пермяков (в то время так официально назывались коми-пермяки. – Авт.), но выговор жителей сохраняет характер языка пермяцкого. Здесь говорят: кодила, клеб, екал, депка, вместо ходила, хлеб, ехал, девка».

XVII-начало XX в.

ОТ ДЕРЕВНИ К ПОГОСТУ И СЕЛУ

Поселение с названием Майкор впервые встречается в писцовой книге 1623 г.: «Деревня Майкор, что была Туманское городище на реке Иньве». В нем насчитывалось 13 крестьянских усадеб и проживало 24 мужчины. К этому времени у крестьян сложился полный комплекс хозяйственной деятельности. Обрабатывались пашни «32 чети с осьминою и пол третника», по обе стороны Иньвы заготавливалось 455 копен сена. Рыбу ловили в Иньве и близлежащих озерах Сосновом, Чёрном, Истоке. Платили «оброку с тех рыбных ловель 16 алтын и деньги, да пошлин 5 денег». Зерно мололи на двух «мельницах мутовчатых», за что платили «оброку и пошлин 10 алтын 3 денги».

В заключительной части описания 1623 г. указаны земельные владения местных крестьян:

 «…а межа в деревне Майкоры Туманского городища с Ивановыми да с Максимовыми кресьяны Строгановых с низу Инвы реки, а от реки Инвы в гору по пробойной улице к речке Кемолю, а от Кемоля до Ивановых же да Максимовых крестьян, да отходей пашни в Туманском, да за речкою за Ромсохом, а деревни от Нюшкара (Анюшкара. – Авт.) со крестьяны межа с Ивановыми да Максимовыми землями от Туманского городища по Инве реке вниз до Черные речки, а вверх по Инве межа до Чермовского (Чермозского. – Авт.) истоку».

Важно здесь упоминание Строгановых, вотчинные земли которых находились по соседству с черносошными (государственными) землями, закреплёнными за крестьянами д. Майкор Соликамского уезда.

В 1678 г. Майкор значится погостом – центральным поселением с храмом. Ему подчиняются крестьяне всей низовой Иньвы. В 1702 г. погост Майкор вместе со всеми землями бассейна р. Иньвы переходит в подчинение Строгановых. В XVIII в. Майкор становится довольно крупным селом Соликамского уезда.

НИКИТИНСКИЙ ЗАВОД

Майкор вполне мог остаться сельским поселением, если бы на него не обратил внимание владелец Пожевского завода Всеволод Андреевич Всеволожский.

Летопись Майкорского завода начинается таким повествованием:

«Найдя, что село Майкорское представляет большие удобства для устройства завода как по обилию лесов, так и по возможности спрудить р. Иньву, основал [В.А. Всеволожский] в 1811 г. листокатальный завод и назвал его Никитинским» [В.А. Всеволожский назвал его в честь сына Никиты].

Основной рабочей силой при создании завода были мастеровые и работные люди, привезённые из Пожевского завода, а также крестьяне с. Майкорского.

Гидротехник В.П. Воеводин спроектировал особый вид гидросооружений. Чтобы не прекращалось судоходство по р. Иньве, гидроагрегаты были установлены на плотине канала, специально для этого выкопанного на месте истока из озера-старицы в левобережной пойме р. Иньвы. Озеро-старица превращалось в пруд, куда подавалась вода из реки по специально устроенному каналу. Канал и шлюз в нем именовались «большой забойкой». Пуск воды из р. Иньвы в пруд регулировался брусьями, установленными в шлюзе: их опускали в зимнее мелководье и поднимали во время весеннего паводка.

Чтобы в пруду иметь большой запас воды, от плотины до «большой забойки» со стороны р. Иньвы была насыпана высокая дамба протяженностью в 7 верст. В народе она получила название «Майкорская забойка».

Вода из пруда, пройдя плотину, попадала в деревянный ларь внушительных размеров – длинной 120 и шириной 20 м. Этот ларь называли «прорезом». Из него вода направлялась к колесам, валы которых приводили в движение станы и молоты.

Майкорский завод

В.П. Воеводин, пребывая в должности смотрителя завода, 4 ноября 1812 г. сообщал В.А. Всеволожскому о его пуске: «Милостивый государь Всеволод Андреевич! Повеление Вашего Превосходительства от 22 октября я получил и на оное доношу… Майкорский завод под названием Никитинский, помолясь Богу, 29 октября пустил в ход благополучно, с чем имею честь поздравить Вашего Превосходительства и дражайшего вашего сына Никиту Всеволодовича… Пустил же на первый случай два только стана, затем и протчия пущать буду…Вашего превосходительства, Милостивейшего государя всенижайший раб Василий Воеводин».

На полную мощность завод заработал в 1813 г. В ревизской переписи 1816 г. учтены при нем 500 мужчин, среди которых преобладали рабочие Пожевского (240 человек) и Александровского (42 человека) заводов. Также на заводе оказались крестьяне из сел Сивинского, Кизьвенского, Зюкайского, Бубинского, принадлежавших, как и заводы, В.А. Всеволожскому.

Заводское производство изменило социальное положение крестьян с. Майкорское. Одни, попав на производство, стали мастеровыми. Другие, «подзаводские», выполняли вспомогательные работы: заготавливали дрова, выжигали уголь, доставляли руду, перевозили готовую продукцию, занимались ремонтными работами. Оплачивался труд не только деньгами, но и «провиантом» - продуктами, преимущественно мукой. Заработная плата не обеспечивала мастеровым их существования. Они вынуждены были иметь усадебные пашни и сенокосные угодья, держать домашний скот.

В целом положение мастеровых и крестьян было тяжелым, и когда оно становилось невыносимым, заводские ударялись в побег. Бежали в Сибирь. Время от времени Всеволожские направляли в Тобольск агентов для сыска и возвращения мастеровых и крестьян на завод.

После смерти В.А. Всеволожского в 1836 г. Никитинским заводом владели его сыновья Александр и Никита, а по разделу между ними в 1849 г. он оказался во владении Никиты Всеволожского.

В 1863-1865 гг. завод арендовало «Товарищество горных заводов Всеволожских», созданное французским домом «Ж. Пик и Ко», а в 1873 г. – «Уральское горнозаводское товарищество», главными акционерами которого были К.Э. Белосельский-Белозерский и П.П. Демидов. Никитинский завод вместе с Александровским входил в Луньевский округ, который в 1884 г. «в числе прочих  бывших владений Всеволожских» покупает и в значительной степени модернизирует Павел Павлович Демидов. Впоследствии завод принадлежит его наследникам.

Майкорский завод

Никитинский завод специализировался на выпуске полосового железа, поэтому в самом начале он имел 8 кричных горнов, 4 катальных станка и одну гладильную печь для передела полосового железа в листовое. В 1840 г. на нем были устроены 5 пудлинговых и 4 сварочные печи, 1 стан с ножницами для выработки полосового железа, 6 катальных станов и 2 гладильные печи.

В начале 1860-х гг. на заводе получали сталь, кровельное и сортовое железо, производили бытовые предметы. Поэтому были устроены фабрики крично-пудлинговая, литейная, самодувная, листокатальная, кузнечная, а также 3 кирпичных завода и лесопильня. Самодувная печь действовала от труб, литейная – от цилиндров духовой машины. В газовые печи воздух подавали цилиндрические машины, которые приводились в движение силой падающей воды. Станы действовали от водяных колес, а пудлинговые печи – от труб. Чугун доставляли водным путем с Александровского и Всеволодо-Вильвенского заводов.

В 1860 г. в Майкоре вырабатывали 151,4 тыс. пудов кровельного железа и 4,1 тыс. пудов –сортового. Продукцию отправляли на Нижегородскую ярмарку и в разные города.

В конце XIX-начале XX в. завод существенно модернизируется: пущена мартеновская печь, реконструировано энергетическое хозяйство, расширено прокатное производство. В результате значительно возросла производительность: в 1907 г. было получено 354 тыс. пудов железа и стали.

В 1914 г. на заводе была пущена электростанция, а в начале 1915 г. – домна. Оборудование электростанции и домны Демидовы завезли из Германии. Обустройством доменного цеха занимался немец Гейтс, а электростанции – чех, австрийский поданный Бугумил Свойтка. Домна требовала много древесного угля, поэтому при заводе было построено 45 углевыжигательных печей.

В 1910-е гг. завод был оборудован 10 пудлинговыми, 2 сварочными печами Сименса, одной 8-тонной печью Мартена, 9 колесными двигателями в 380 лошадиных сил. Работали 5 турбин, 6 гидравлических молотов, 5 прокатных станов и один паровой молот. Ежегодно производилось до 300 тыс. пудов листового и кровельного железа.

Майкорский завод

ПЛАНИРОВКА И ЗАСТРОЙКА

Нам уже известно, что поселение начало развиваться на основе древнего коми-пермяцкого городища, но центр погоста (села), а затем и заводского поселка сформировался на значительном удалении от него.

Планировка Майкора обусловлена рельефом местности, рекой и расположением завода. Выразительный рельеф – высокая береговая терраса и речная пойма у ее подножия – определил деление поселка на верхнюю и нижнюю части. Такое деление не является необычным, но в Майкоре оно поражает своей отчётливостью: верхняя часть не вырастает из нижней, а возвышается самостоятельно.

Планировочная структура Майкора хорошо представлена на картине неизвестного художника первой половины XIX в. Поселение показано очень реалистично, с видовой точки из-за реки. Все строения красиво и органично увязаны с живописной местностью.

Поселение компактно располагалось на высоком левом берегу Иньвы, откуда открывался вид на завод, находившийся ниже жилых кварталов.

Центр Майкора – это Богоявленский храм, каменная колокольня и прилегающая к ним торговая площадь. На площади сходились две главные улицы: одна протянулась параллельно реке (теперь это ул. Ленина), а вторая шла от завода на гору и называлась Заводской. На них пересекались все остальные улицы. В жилых кварталах в 1862 г. помещалось 528 дворов. Демократизация поселения отразилась на структуре расселения майкорцев. Рядом с домами мастеровых стояли дома крестьян, бедняков и ремесленников, которые в ряде случаев сочетали ремесло с подсобными заводскими работами. Дома мастеровых были скромными и «мало чем отличались от обыкновенных крестьянских изб».

Кроме компактных доминант – храмовых колоколен – акцентами застройки центральной части поселка являлись заводские деревянные дома второй половины XIX в. Благодаря своей добротности, они оказались устойчивыми к воздействию времени и полностью сохранились на главной улице до наших дней. Среди них дом управляющего (ул. Ленина, д. 73) и дом главного инженера завода (ул. Ленина, д. 75, а наше время в них расположены библиотеки); заводская контора (ул. Ленина, д. 77, здесь сейчас администрация Майкорского сельского поселения); здания заводского госпиталя (ныне это поселковая больница) и первых школ.

В своей верхней части поселок имел два парка – липовый и лиственничный, основанный в 1896 г. местным лесничим. Не в последнюю очередь именно за счет парков Майкор значительно выигрывал в сравнении с другими заводскими поселениями. Оба парка сохранились до нашего времени.

ХРАМОСТРОИТЕЛЬСТВО

Как уже отмечалось выше, в переписи Соликамского уезда 1678 г. Майкор был закреплен в статусе погоста. С определением этого статуса в нем появляется деревянный храм в честь святого великомученика Георгия Победоносца. Церковь упоминается в описании с. Майкор в 1715 г. По словам очевидца, в конце XVIII в. ее разобрали «за ветхостью», и «от нее… остался один лишь престол, или, лучше сказать, место, где был престол».

В начале XIX в. владелец завода В.А. Всеволожский строит новую деревянную церковь – Богоявленскую. Церковные престолы освящались поэтапно: Георгиевский в теплом приделе – в 1807 г., главный Богоявленский – в 1847 г. Во время освящения церкви колокольня отсутствовала, и колокола висели «на четырех крепко связанных столбах под деревянною кровлею». Только в 1861 г. к церкви пристраивают колокольню.

Объемно-композиционное построение храма традиционно: по одной линии пятигранная алтарная апсида, храмовая часть со световым барабаном, обширная трапезная, паперть и колокольня. Но строители умело и с большим вкусом преобразили традиционные формы. Служебные помещения возвели на каменном фундаменте и на высоком подклетном этаже с окнами и входом с северной стороны. Южный и северный фасады храма украсили шестью кирпичными колоннами с ионическими ордерами. Колонны установили на высоких кирпичных постаментах (на межэтажном уровне), а над ними сделали треугольные фронтоны.

Колокольню поставили на высокий кирпичный фундамент, и за счет этого церковь приобрела внушительный вид. Четвериковую колокольню построили в четыре яруса. Ярус звона раскрыли на четыре стороны высокими арочными проемами, увенчав восьмигранным барабаном, шатром и крестом. В барабане устанавливались часы-куранты с четырьмя циферблатами.

Центральная часть храма была залита светом, льющимся из десяти арочных окон круглого барабана. Барабан завершался круглым куполом с миниатюрной главкой и крестом.

Богоявленская церковь была обшита тесом и покрашена серой краской. Углы акцентированы пилястрами, а барабан – полуколоннами. Крыша и купола покрывались железом и «окрашивались малахитом», купола украшались «вызолоченными звездками».

Внутренняя штукатурка была покрыта светло-голубой краской. Перед иконостасом установлены кирпичные колонны, которые в подклетном этаже опирались на каменную кладку. Пол поддерживали столбы из лиственницы. Он был в два слоя, из полубревен, между которыми засыпались земля и известь, перемешанные с мхом.

Богоявленская церковь дошла до нашего времени, но с большими утратами. Уже давно нет колокольни, барабана, главок. Колоннада, точнее ее руины, сохранились только с южной стороны.

Зная, каким был первоначальный вид церкви, нетрудно представить, насколько величественным был этот архитектурный объект. Нынешнее и будущие поколения людей не простят бездушного отношения к ней в 1930-е гг., когда были утрачены самые выразительные элементы. Искупить вину за содеянное можно лишь полным восстановлением церковного памятника.

В 1891 г. прихожане обращаются к благочинному, а волостное правление -  к владельцам завода Демидовым с просьбой построить в Майкоре каменный храм, т. к. деревянная Богоявленская церковь стала ветхой и маловместительной. В 1900 г., как сообщают «Пермские губернские ведомости», создается комитет по возведению нового здания. Комитет постановил собирать на храм ежегодно по одному рублю с каждой души. Предполагалось, что за год можно получить более 2 тыс. руб. Князь С.Е. Львов бесплатно предложил 100 кубометров бутового камня для фундамента. Тогда же было выбрано место между существующим храмом и женским училищем. Проектировали храм архитекторы в г. Лейпциге. Начиналось строительство в 1901 г., но из-за финансовых трудностей растянулось надолго. Обычный кирпич изготовили на месте, а фигурный привезли из Екатеринбурга. Раствор готовили из извести с добавлением яиц и рыбьей чешуи. К возведению храма привлекались пленные австрийцы [Австрийцы были взяты в плен русскими войсками в ходе боевых действий на фронтах Первой мировой войны. В Пермской губернии их стали расселять с января 1915 г.].

Закладка церкви

В 1916-1917 гг. возвели над высокой папертью колокольню в четыре яруса в неорусском стиле [Этот стиль свойствен началу XX в., когда применялись формы и детали древнерусской архитектуры. В майкорской колокольне это выражено в формах арок, кокошников, балясин, ширинок], завершив ее шатром со слуховыми окнами, главкой и крестом. Ясная и слаженная система пропорций колокольни, логичное композиционное соотношение всех ее частей, ажурный декор свидетельствуют о высоком вкусе заказчика и мастерстве строителей.

Каменная колокольня заставила по-новому зазвучать соседнюю деревянную Богоявленскую церковь. Вместе они создали внушительный архитектурный ансамбль, который стал неотъемлемой частью культурного ландшафта Майкора. Оба храма как бы вырастали над заводом, зрительно продолжая взлет обрывистого берега Иньвы.

Все остальные объемы каменного храма – трапезная, храмовая часть, боковые приделы, три апсиды – остались недостроенными. Вдобавок к этому в 1930-е гг. оставили без шатра, главы и креста колокольню, хотя и в таком виде она выглядит привлекательно.

На окраине Майкора, на берегу впадающей в Каму речки Кемельки (в прошлом ее называли Кемоль), в 1824 г. поставили каменную часовню. Она предназначалась для почитания иконы Божьей матери Всех Скорбящих Радости.

Часовня квадратная в плане, с прямоугольными окнами, увенчанными сандриками. Оригинально выглядит завершение здания: крыша с треугольными фронтонами на четыре стороны, во внутренних плоскостях которых полуциркульные наличники, а посередине возвышается широкий, но низкий барабан с куполом, над которым стоит цилиндрический барабан с крестом. В целом это скромное и невзыскательное сооружение, но оно продолжает покорять своей выразительностью.

В литературе отмечается, что в 1860 г. в Майкорском приходе было 8 часовен. Одной из них и была та, которая сегодня стоит на берегу р. Кемельки.

ИКОНОПОЧИТАНИЕ

Самой почитаемой иконой Богоявленской церкви являлась икона Божьей Матери Всех Скорбящих Радости. Образ, написанный на полотне, был украшен серебряной кованой ризой  позлащенными тремя венцами и «сиянием и серповидною под ногами у царицы небесною луною». Сверху икона прикрывалась стеклом.

История создания иконы запечатлена в надписи:

«Сей образ матери искупителя нашего о всех скорбящих, в сновидении показавшийся рабе Божией княгине Хованской, в знак искренней благодарности за спасение ея от болезни 1823 года 16 дня усердием ея собственной рукою написанной для часовни в деревни Быковой».

Икона Божьей Матери Всех Скорбящих Радости была пожертвована жителям д. Быково, которая находилась в двух верстах от Майкора, на земле, принадлежащей Никитинскому заводу. В 1824 г. ее привезли из Санкт-Петербурга и «поставили на назначенное место в часовню». В честь иконы в 1825 г. устанавливается крестный ход из Майкора до д. Быково. Зимой икона находилась в Богоявленской церкви Майкора, а 16 мая ее крестным ходом переносили в часовню, оставляли на лето и 24 октября вновь крестным ходом возвращали в церковь. Заметим, что даты проведения крестных ходов были установлены не случайно: 16 мая икона была написана, а 24 октября ее доставили в часовню д. Быково.

Икона Божьей Матери Всех Скорбящих Радости -  редкого происхождения: она написана самой княгиней Хованской как благодарение за избавление от болезни. Она могла появиться в Майкоре не без усердия В.А. Всеволожского, но подробности этой истории остаются неизвестными.

Местные жители с помощью этой особенной иконы надеялись сохранить здоровье и получить ту же самую благодать от Божьей Матери Всех Скорбящих Радости, которая когда-то явилась княгине Хованской. К иконе с молитвами о здравии припадали не только взрослые, но и дети. Иногда больных поили водой, слитой с иконы. Считалось, что особенно сильна молитва перед иконой во время крестных ходов.

В летописи Богоявленской церкви записано, что «особое чествование сей иконе воздается очень многими богомольцами из других приходов, особенно в девятый пяток по пасхе», т. е. в девятую пятницу, которая посвящалась святой великомученице Параскеве Пятнице.

НАСЕЛЕНИЕ

Такие факторы, как численность населения, его занятость, социальный, национальный и конфессиональный состав, определяют развитие любой территории.

В XIX – начале XX в. в Майкоре шел постоянный рост населения. Благоприятное влияние на демографическую  картину оказывал экономический фактор: завод не снижал темпов производства, росли нужды личных хозяйств.

Общая динамика численности населения в Майкоре предстает в следующих цифрах: в 1842 г. здесь проживало 2015 человек, в 1866 г. – 2795, в 1916 г. – 3399. При этом заметно увеличивалась численность домовладений: с 233 в 1842 г. до 658 в 1916 г.

Статистика запечатлела социальный состав населения. По численности преобладали мастеровые и ремесленники: в 1842 г. – 1751 человек (86,8%), в 1866-м – 2412 (26,2%), в 1916-м – 2980 (87,6%). Помимо мастеровых и ремесленников, здесь проживали крестьяне, мещане, уволенные со службы солдаты, служащие, духовные лица. Социальная структура населения поселка была неотделима от его промышленного развития.

В Майкоре в основном жили русские. Они являлись потомками тех, кто в XVII-XVIII вв. селился по Каме вблизи впадения в нее р. Иньвы. С пуском завода часть русских переселялась в Майкор и стала, прежде всего, работать на заводе. Численность коми-пермяков в поселении была невелика – не более 100 человек. По делам службы в Майкоре бывали иностранные механики, но постоянными жителями они не становились.

Население принадлежало в основном к православной общине. Она объединяла как жителей Майкора, так и крестьян ближайшей округи. В престольный праздник Георгия Победоносца, который в Майкоре называли Егорьевым днем, проходила Егорьевская ярмарка. Георгия (Егория) почитали весной, 23 апреля, и осенью, 26 ноября. Ярмарку в Майкоре устраивали с 26 ноября по 1 декабря. Съезжались люди из большой округи.

Вызывает недоумение, что жители Майкора сообща посещали могилы предков и устраивали поминальные трапезы в день святых апостолов Петра и Павла, а не в семик и Троицкую субботу, как определялось православной традицией.

Этот порядок, оказалось, был установлен заводской конторой и поддержан церковной общиной. С праздников Петра и Павла завершался пост, после чего следовала страдная сенокосная пора. Народ понял на свой лад указание церкви и создал свое обращение к обоим апостолам, которое более походило на древний обряд умилостивительного жертвоприношения предкам. Судя по тому, что о нем не упоминает ни один исследователь народного календаря, можно считать, что поминальный обряд в день Петра и Павла является исключительно традицией жителей Майкора. Кстати, этот обряд сохраняется и в наше время.

ОБРАЗОВАНИЕ

Первое учебное заведение в Майкоре – школа для мальчиков, открытая в 1849 г., когда произошло разделение имения Всеволожских между братьями Александром и Никитой. Прежде обучение детей мастеровых велось в школе при Пожевском заводе.

В 1869 г. школу для мальчиков преобразовали в мужское одноклассное училище. В первые годы существования в нем обучалось от 50 до 80 учеников. В 1877 г. начинает работать Никитинское женское училище. На его содержание отпускалось 660 руб., из них законоучителю – 120 руб., первой учительнице – 300 руб., второй – 240 руб. училище помещалось в собственном доме. При отсутствии в нем свободных мест многие обитатели Майкора начинали обучать своих детей у возвратившихся домой солдат. Но пользы от такой учебы, как отмечалось в «Пермских губернских ведомостях», было мало. Соликамская уездная земская управа решила устроить в Майкоре двухклассное училище и обратилась в 1900 г. с просьбой об этом в Министерство народного просвещения.

Вскоре образовательная система в Майкоре выглядела такой, какая была свойственная многим подобным поселениям Урала. Действовали «министерское», т. е. Министерства народного просвещения, двухклассное училище и женское одноклассное училище. В д. Большие Они, приписанной к майкорской церкви, с 1892 г. работала церковно-приходская школа. Для нее в 1895 г. было построено специальное здание.

Заботу о школьном обучении проявляли не только заводоуправление, земство и епархиальное управление, но и само население. Так, в 1893 г. на собрании выборных лиц от двух сельских обществ – Никитинского (от мастеровых) и Майкорского (от крестьян) – решался вопрос о капитальном ремонте здания двухклассного училища и расширении здания женского училища, а также о сборе средств на ремонтные работы.

XX – начало XXI в.

СУДЬБА ЗАВОДА И ПОСЕЛКА

В январе 1918 г. завод был национализирован, а в 1919 г. остановлен. В 1921 г. предприятие становится доменным цехом Чермозского завода, а в 1936 г. его закрывают.

По административной реформе Майкор с 1924 г. являлся центром вновь образованного Майкорского района Верхнекамского округа Уральской области. В 1931 г. район упраздняется, и его территория передается Чермозскому району.

В 1928 г. в Майкоре насчитывалось 787 хозяйств, в которых проживало 3932 человек, среди них 509 – коми-пермяки. Для сравнения заметим: в Пожве, которая в 1928 г. входила в состав Майкорского района, в 792 хозяйствах проживало 2980 человек, в том числе 66 коми-пермяков.

В 1939 г. завод восстанавливают, и в Майкор возвращаются рабочие, которые его недавно покинули. 29 сентября 1940 г. домна дала первые десятки тонн чугуна. Об этом событии пермская газета «Звезда» писала:

«Майкор переживает торжественные дни. 29 сентября днем здесь задута домна, которая вчера в 15 часов 50 минут дала первые тонны чугуна. Качество его, проверяемое лично председателем комиссии по приемке домны, признано отличным. Все оборудование, связанное с домной, работало хорошо. Чугун выплавлен из бокальских руд».

Восстановление завода придало новый импульс развитию Майкора. 26 июля 1940 г. он получает статус поселка городского типа.

Успешно работал завод в годы Великой Отечественной войны. Здесь изготавливались разборные печи для фронта. О трудовых успехах рабочих завода немало сообщалось в местной печати. Доменщики досрочно выполняли плановое задание по выпуску чугуна, нередко производили его на 5-10 тонн больше установленной нормы. Сотни майкорцев отмечены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

В послевоенные годы реконструкция завода продолжалась. В 1946 г. домну перевели на производство коксового передельного чугуна. В связи с этим была расширена электростанция и установлена третья турбовоздуходувка мощностью в 200 киловатт, производительностью 300 кубометров водуха в минуту. За счет этого производительность домны увеличилась до 180-200 тонн чугуна в сутки. В 1949 г. 7 рабочих завода были награждены орденом Ленина, 10-орденом Трудового Красного Знамени.

Майкорский завод действовал как самостоятельное предприятие до 1955 г. Его территория попала в зону затопления Камским водохранилищем. Чтобы не потерять высвободившихся рабочих, в Майкор переводят Иньвенский рейд – крупное лесоплавильное предприятие, базировавшееся до этого в д. Усть-Иньве. С переводом рейда поселок получает возможность нового развития.

Иньвенский рейд

С 1959 г. и по настоящее время Майкор находится в составе Юсьвинского района Коми-Пермяцкого округа. Население поселка в 1959 г. достигало 6,2 тыс. человек. Возведены новые здания, объекты промышленного, социально-культурного и культурного назначения.

В 1961 г. невдалеке от поселка была обнаружена нефть. Тогда же для нефтяников на восточной окраине Майкора был возведен поселок.

В связи с экономическим развитием Майкора во второй половине 1950-х – 1960-х гг. в него вливаются близлежащие деревни Азово, Быково, Зуево, Кузино, Кастрыгино, Шабалята и др. Образуются новые улицы, названия которым даются по деревням.

С середины 1980-х гг. для Майкора наступают не лучшие времена. Закрывается Иньвенский рейд, и никакие новые социальные эксперименты и преобразования не предпринимаются. Начавшаяся в 1995 г. эксплуатация Майкорского месторождения нефти ощутимого развития самому поселку не принесла. Численность жителей уменьшилась вдвое: в 2008 г. она дошла до 3,1 тыс. человек. 

 Майкор.Вид сверху.


Серия "По городам и весям Прикамья". Том "Города-заводы". Научный редактор - Г.Н. Чагин. Рецензенты: В.В. Шилов, Н.А. Швецова.